Муки творчества.

Хейхоу, Великому Племени

В общем, не судите строго, но решусь я все-таки выложить тут одно из своих “произведений”. Дело в том, что иногда меня “торкает не по-детски” и тогда я беру в клешни остро отточенный стилус и выскребаю на каменных плитах лабиринта жизни незамысловатые рисунки из буквенных знаков. Пратически всегда я после сии начертания удаляю и никто их не видит (типа, после прочтения сжечь и пепел развеять по ветру), но с некоторых пор решил-таки кое-что сохранить. А ху ли же – как говорят французы.
Короче, вот. Ниже привожу полный некастрированный текст. Может кому-то будет интересно. Ежели не в тему, то сожгите пламенем и удалите нахрен.

СТАРАЯ ДОРОГА.
Старая дорога вдоль побережья. Не новомодное скоростное шоссе, которое совсем недавно проложили по соседству, а именно старая дорога, тянущаяся вдоль моря. Серый асфальт, местами потрескавшийся от времени, покосившиеся столбики-указатели, грунтовая обочина, с островками пробивающейся травы и подступающий с обоих сторон лес. Если остановиться и прислушаться, то можно услышать доносящийся с моря шум волн и скрип вековых сосен. Здесь постоянно дует ветер. Иногда злой и порывистый, пронизывающий тебя насквозь, а иногда теплый и ласкающий, напоминающий легкие прикосновения женских рук. Старая дорога. Я намотал по ней сотни миль и все равно всегда возвращаюсь сюда. Мне здесь хорошо, мне нравится эта серая, уходящая вдаль лента пути, эта колышащаяся вдоль обочин зелень деревьев, эта звенящая тишина, изредка потревоженная звуком мотора. Мне знаком здесь каждый изгиб, каждый поворот этой дороги, проходящей мимо старых, местами совсем заброшенных, рыбацких поселков. Кое-где еще можно увидеть сети, сушащиеся на солнце, ожидающие выхода в море рыбацкие лодки и небольшие домики, расположившиеся вдоль дороги. Но этот дом был мне совсем незнаком. Я никогда прежде не замечал его, хотя последний раз проезжал здесь всего неделю назад. «Странно, не мог же я, столько раз проезжая мимо, не заметить его»,- пронеслось у меня в голове. Проехав чуть вперед я остановился, заглушил двигатель и слез с мотоцикла. Позади меня почти у самой дороги стоял аккуратный маленький домик с черепичной крышей и светлыми зелеными стенами, окруженный, заброшенным на первый взгляд, небольшим садом. «Интересно, кто же это в наше время еще черепицу на крышу стелит»,- подумалось мне. Внимание привлек флюгер, закрепленный на крыше рядом с трубой. Он был до того необычный, что я поначалу даже не сообразил, что это именно флюгер. Своим видом он очень напоминал голову девушки с развевающимися на ветру волосами, смотрящую вдаль, и только подойдя поближе и приглядевшись, я понял, что не ошибся. Я улыбнулся, кинул взгляд на домик еще раз и пошел обратно к своему, стоящему на обочине, мотоциклу. Уже подойдя к нему и собираясь сесть в седло, я заметил чуть впереди еле заметную тропинку, уходящую направо в сторону моря. Нахмурившись и попытавшись вспомнить была ли эта тропинка здесь раньше и почему я ее не помню, я плюхнулся в седло с твердым намерением продолжать свой путь дальше по намеченному маршруту. И именно в этот момент я явственно почувствовал на себе чей-то взгляд. По спине пробежала легкая дрожь и я, не выдержав, обернулся. Но никого не увидел. Домик стоял на прежнем месте, вокруг него было пусто и лишь бросив взгляд вверх я увидел, что флюгер повернулся в мою сторону. Такое его положение меня крайне озадачило, ведь ветер-то дул совсем в другом направлении и он нисколько не изменился с того момента, как я впервые подошел к дому, и до того, как прыгнул в седло. А ведь флюгер тогда смотрел совершенно в другую, абсолютно противоположную сторону, в этом я тотов был себе поклясться. «Все, абзац. Пора лечить нервы»,- подумал я,- однозначно пора в отпуск. Завтра позвоню своим в офис и скажу чтобы неделю меня не тревожили». Чем дольше я продолжал смотреть в направлении домика, тем больше меня не отпускало чувство какой-то непонятной тревоги. Стало как-то неуютно и зябко, хотя солнце светило вовсю. Тревожные мысли роились в моей голове и не давали покоя. Я вынул из сумки пачку с табаком, скрутил сигарету и нервно закурил. Пальцы мелко подрагивали и я все никак не мог привести себя в чувство. «Черт, и ни одной машины, с тех пор как я остановился здесь. А такое уж совсем необычно для этого времени года». Понемногу придя в себя, я натянул шлем, посмотрел еще раз на крышу дома, улыбнулся и, послав в сторону флюгера воздушный поцелуй, завел двигатель чтобы двинуться дальше. Но проехав вперед всего несколько метров я остановился снова и зачем-то повернул на тропинку ведущую к морю. «Да какого черта, я же не собирался сюда». Плюнув в сердцах на расшатанные нервы, я медленно продвигался через лес. Дорожка практически заросла травой и была почти неразличима, но все-таки каким-то внутренним чутьем я угадывал ее направление. Внезапно она закончилась на небольшой полянке у обрыва. Заглушив мотор и поставив мотоцикл, я подошел к самому его краю. Сразу за ним начиналась песчаная дюна, плавно переходящая в прибрежную полосу, за которой простиралось море. Вид был настолько потрясающий, что я невольно застыл, оглушенный тишиной и покоем. «А почему бы и нет. Палатка у меня всегда с собой, место великолепное, в сумке оставалась початая бытулка вина и кусок сыра. Заночую я здесь»,- решил я. После тяжелой суетной недели душа и тело требовали отдыха, а лучшего места было просто не сыскать. Я скинул с себя куртку, достал из задней сумки палатку и приметил место куда ее поставить, чтобы было комфортней. Время уже приближалось к вечеру, когда я закончил возиться с палаткой и разложил вещи. Я вынул из сумки вино, нарезал ломтиками сыр и присел на краю обрыва, любуясь открывшимся мне пейзажем. Чуть вдалеке шумели волны, накатываясь на берег, тело ласкал теплый морской ветер и еле слышно доносилось из леса пение птиц. Я прикрыл глаза и в упоении поднял голову к небу.
«Привет. Ты здесь впервые?». Я вздрогнул и едва не слетел с обрыва. Повернув голову я увидел на полянке девушку в коротеньком летнем платье и босоножках, которая смотрела на меня, чуть склонив голову и улыбаясь. Легкий морской ветерок тихонько развевал ее роскошные каштановые волосы. «Привет,- снова произнесла она,- ты здесь впервые?». Я попытался что-то сказать, но не смог и только кивнул головой. «Здесь красиво,- произнесла она,- я присяду?». Я опять издал какой-то сдавленный всхлип и снова качнул головой. Она засмеялась и присела рядом. «Ты немногословный». Ее нежный голос все еще звенел в воздухе и как-будто околдовывал. Наконец я как-то смог придти в себя. «Я не помешаю?»- спросила она, повернув ко мне голову и взглянув прямо в глаза. «Нет. Нисколько. Ты не можешь помешать». Она улыбнулась мне в ответ и я понял, что не могу оторвать взгляда от ее чудных глаз, полных такой яркой и глубокой синевы, как-будто вглядываешься в воды затерянного лесного озера. Таких глаз я не видел никогда в жизни. Они были полны той чистоты и душевного тепла, которые не могут передать ни слова, ни кисть художника. Я смотрел на нее не в силах отвести взгляд и чем дольше я окунался в синеву ее бездонных глаз, тем явственне я ощущал, что безвозвратно тону в их глубине. Она тоже не отводила своего взгляда от меня и казалось что мы медленно растворяемся друг в друге. Незнаю сколько времени прошло прежде чем мы очнулись от этого наваждения. Вместе с тем заметно потемнело. Неизвестно откуда взявшиеся тучи затянули небо. Начал накрапывать мелкий дождик. Он был по-летнему теплый, но становилось неуютно. Я предложил разжечь костер и принести плед, но она сказала мне, что не любит огонь. Не сговариваясь, мы встали и двинулись к палатке, рука об руку. По крыше тихо барабанили капли дождя, а мы лежали рядом, тесно прижавшись друг к другу и боялись пошевелиться, чтобы не спугнуть этот волшебный миг. Наш первый поцелуй был долгим и нежным, но в то же время таким страстным и чувственным, что мы не могли оторваться друг от друга.
Я не заметил, когда закончился дождь. Мы бежали к морю взявшись за руки и, окунувшись в теплые волны, резвились как дети. Наши тела соприкасались и отдалялись, но я чувствовал тепло ее, чуть соленых от морской воды, губ и объятия нежных рук. Потом мы сидели, завернувшись в плед, на краю обрыва и смотрели в темное ночное небо. Она рассказывала мне что-то о звездах, а я слушал, зарывшись лицом в ее волосы и вдыхая аромат ее разгоряченного тела. От нее пахло морем и свежестью. От нее пахло нежностью и теплом. От нее пахло любовью. Настоящим, не придуманным чувством и ее прикосновения, поцелуи и сдавленный стон – все это сводило с ума. Наши тела сливались в едином порыве и будто рвались навстречу друг к другу. Казалось, что даже птицы умолкли, чтобы не мешать нашему счастью, чтобы не прерывать эту симфонию нашей любви. Мы смогли уснуть лишь глубокой ночью, насладившись друг другом и полностью опустошенные. «Как твое имя?»,- прошептал я. «Что в имени тебе моем?». «Мне нужно знать твое имя. Я не настаиваю, но я хочу знать». Она склонилась надо мной и пряди ее темных волос словно волны накрыли меня с головой. «Хорошо. Я скажу тебе. Утром»,- тихо прошептала она, прикоснувшись губами к моему лицу. Я различал в темноте блеск ее глаз и легкое очертание ее улыбки, ставшей мне такой близкой. Мы лежали рядом, ее голова склонилась на мое плечо, чуть мокрые волосы разметались по подушке, а я слушал ее ровное дыхание и боялся шевельнуться, чтобы не спугнуть ее сон. Она держала меня за руку и улыбалась во сне и мне хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Но в итоге усталость взяла свое, мои веки сомкнулись и я провалился в сон.
Незнаю, что меня потревожило, но когда я проснулся мягкий утренний свет уже пробивался сквозь ткань палатки. Еще не до конца осознав, что что-то не так, я открыл глаза и понял, что один. Рывком приподняв голову, я посмотрел вокруг. Пустота. Ни прекрасной незнакомки, ни ее вещей рядом не было. Неужели это был сон. Но внимательнее присмотревшись я успел заметить еле заметную вмятинку, оставшуюся на подушке от ее головы и несколько длинных темных волос. Прильнув к ним я ощутил запах моря и еле уловимый запах ее тела. Едва выскочив из палатки я оглянулся вокруг. Никого. Я метался по поляне, я рванулся к обрыву, я пытался найти хотя бы следы ее ног на песке, но все мои попытки отыскать ее оказались тщетны. Я хотел позвать ее, но понял, что даже не знаю ее имени. Шальная мысль ворвалась в мой мозг и в следующее мгновение я, сломя голову, бросился бежать по тропинке. Я несся не разбирая пути в сторону того самого домика у дороги. Незнаю, что на меня нашло, но я спешил туда. Спотыкаясь и падая, я бежал через лес. Ветви деревьев больно били по щекам, ноги были разбиты в кровь, но я не чувствовал боли и продолжал свой бег. Едва выбежав на дорогу я остановился и застыл в немом безмолвии. Домик был на месте, но он выглядел совсем иначе, чем вчера. Я смотрел на него, а он будто смотрел на меня. Смотрел пустыми глазницами окон, обгоревший, с осыпавшейся частично крышей, обвалившейся трубой и без флюгера. Я медленно подошел к дому. Заброшенный сад, распахнутые и сорванные с петель двери, запах старого пожара. Я вошел внутрь, незнаю зачем, но я ходил по истлевшему полу, даже не осознавая, что могу провалиться, я касался руками опаленных огнем досок, я искал. Я что-то искал. Я искал и знал, что ничего не найду. Но я продолжал искать. Слезы застилали глаза, но я продолжал свои поиски.
«Эй, парень, с тобой все в порядке? Что случилось? Тебе помощь нужна?». Эти слова привели меня в чувство. Я поднял голову и увидел мужское лицо, склонившееся надо мной. Рядом стояла машина, из окна которой на меня смотрела испуганная женщина и две милых детских мордашки. Я сидел в пыли на обочине дороги. «Все в порядке. Я просто заблудился»,- попытался успокоить их я,- все в порядке. Помощь не нужна. Спасибо». Я встал и медленно пошел по тропинке. Они смотрели мне вслед. Я оглянулся, помахал им рукой и двинулся дальше. Сильно болели кровоточащие ноги, на правой щеке ощутимо чувствовался порез. Я с трудом дошел до полянки и присел к обрыву. Закрыв глаза и обхватив голову руками, я сидел на краю обрыва и выл как раненый зверь. Где я, кто я, что со мной происходит? Я не понимал что случилось, не знал что произошло, и от этого становилось еще хуже. Кто-то тряс меня за плечо, но почему-то я никак не мог повернуть головы. Наверное я сошел с ума. Но кто-то продолжал трясти меня за плечо и наконец я смог повернуться. И открыл глаза……
«Папа проснись, мы в школу опоздаем». Я моргнул и ошарашенно посмотрел вокруг. Я лежал на диване, накрытый одеялом и смотрел в глаза дочери. «Папа, да проснись ты наконец. Мы так в школу опоздаем. С тобой все в порядке? Ты кричал во сне». «Все хорошо, принцесса. А мы где и что ты тут делаешь?». Дочь посмотрела на меня с укоризной во взгляде и покрутила пальцем у виска. «Тебе кажется точно отдохнуть пора. Я уже неделю у тебя живу. А сегодня обратно к маме. Вставай, а то мы точно опоздаем. Я пошла чай приготовлю». «Абзац,- подумал я,- точно пора в отпуск, нервы совсем ни к черту. Теперь еще и сны какие-то странные посещать начали. Так и до психушки недалеко». Всю дорогу до школы дочь тараторила, что под утро ее разбудили какие-то звуки и когда она зашла ко мне в комнату я что-то кричал во сне, метался по постели и выл как волк. «Наверное тебе что-то ужасное приснилось. Отдыхать надо, хоть изредка»,- вынесла она свой вердикт. У входа в школу я отдал ей сумку, поцеловал и пожелал удачного дня. Утро выдалось странное, но день ожидался солнечный, впереди маячили выходные и я решил, что пора сваливать куда-то. Всю дорогу до гаража я силился вспомнить, что же мне снилось, но как часто бывает, сон растворился в воздухе, растаял и от него остались лишь некие расплывчатые силуэты и отголоски воспоминаний. «Бред какой-то,- пронеслось в голове,- полный бред». Когда я выезжал из города солнце уже светило вовсю.
Старая дорога. Подставив лицо теплому встречному ветру и мурлыкая себе что-то под нос, я ехал по до боли знакомой дороге. Настроение было отличное, вокруг бушевала распустившаяся листва и я спокойно катил вдаль, изредка посматривая по сторонам. Взгляд скользнул вправо и …. меня как-будто пронзило током. Рефлексы взяли верх, тело отреагировало мгновенно, я со всей силы надавил на оба тормоза и резко остановился, чуть не вылетев из седла. Мотор рокотал на низких оборотах, а я все сидел и не мог пошевелиться. Наконец я повернул ключ, слез с мотоцикла и обернулся. Позади меня, почти у самой дороги стоял аккуратный маленький домик с черепичной крышей и совсем светлыми, выцветшими от солнца, зелеными стенами. Он был явно заброшен, притом давно, но выглядел не совсем ветхим. Что-то во мне всколыхнулось и я попытался вспомнить где же я мог видеть что-то подобное. Взгляд скользнул по стенам и остановился на крыше. Рядом с трубой явно виднелся металлический стержень, похожий на мачту от флюгера. Но самого флюгера на нем не было. Несмотря на жару, меня пробил озноб. Я стянул перчатки, ладони были мокрыми, а сами руки слегка подрагивали. Какая-то мысль крутилась у меня в голове, но я никак не мог на ней сосредоточится и все смотрел на дом у дороги. Смутное видение витало рядом, но как я ни старался, я не мог ничего припомнить. Вытащив из сумки пачку с табаком, я скрутил сигарету и закурил. Руки предательски дрожали. И снова кольнуло мозг, будто я уже где-то что-то подобное видел. «Странное дело, и машин почему-то нет». Я вздрогнул от этой мысли и еще раз посмотрел вокруг. И только теперь я заметил чуть впереди мотоцикла еле заметную тропинку, которая уходила направо в сторону моря. Внезапно в моей голове пронеслись непонятно откуда взявшиеся размытые картины и образы из сна. Сигарета обожгла пальцы. Отшвырнув окурок в сторону, я быстро натянул перчатки, завел мотор и, сам еще не осознавая своего поступка, повернул на тропинку. Я ехал по практически заросшей травой тропе через лес и совсем не удивился, когда она привела меня к небольшой полянке у обрыва. Я заглушил двигатель и подошел к самому обрыву. Под ним я увидел песчаную дюну, за которой виднелось море. Посмотрев вверх я заметил, что небо понемногу заволакивали непонятно откуда взявшиеся тучи. Уже не понимая что я делаю, я достал из задней сумки палатку. Едва покончив с ее установкой я ощутил на себе чей-то пронзительный взгляд, как-будто кто-то ждал именно этого момента и не хотел тревожить меня раньше. Дрожь пробежала по всему телу когда я услышал знакомый голос: «Привет. Ты здесь впервые?». Я улыбнулся, медленно повернул голову и увидел Ее. Она смотрела мне прямо в глаза, слегка наклонив голову, и роскошные волосы темной волной развевались над ее плечами. «Меня зовут Ева»,- тихо сказала она и улыбнулась.

7 Comments

    • Какая к бенина маме ипохондрия?! Все тайные, хорошие и приятные дела происходят ночью…… :)

      • Ну да хехехе) . Мы например запчасти по ночам покупать практикуем.

  1. Билли, какой же ты мелочный, тут совсем о другом речь, а ты “мотоцикла тютю”.
    И не стыдно? :) А по поводу “как это все происходит”…. А бес его знает как. Если бы знал, то поделился бы, а так и сказать-то нечего. Самому бы понять и разобраться. Иногда месяцами пустошь в голове, а бывает за пару бессонных ночей три-четыре сюжета выходит. Эво как.

  2. Приятно было прочитать… Даже сердце защимило от тоски по чему-то такому ускользающему, как бы земному, но в тоже время и нет… Не хотелось бы употреблять избитое слово “романтика”, но другого нет. Здорово!

  3. я признатся думал что когда выйдет с палатки, то выяснится что мотоцикла тютю. язык добротный, прям пятистопный ямб. а это можно прям сел и с головы написал или это под впечатлением от каких то событий происходит?

Leave a Reply